Azərbaycan Respublikası Ali Məhkəməsi

Рамиз Рзаев: "Наша система правосудия отвечает всем требованиям континентального судопроизводства
  • При этом, по словам главы Верховного суда Азербайджана, процесс дальнейшего совершенствования правовых институтов продолжается

    Суббота, 10.10.2009                                                            М.Мамедов
     
    Изменение общественно-политической формации, последовавшее после приобретения независимости Азербайджаном, провозглашение правового государства и объявление прав и свобод человека высшей ценностью общества вызвали необходимость вхождения страны в европейское правовое пространство. Доступ граждан к процедурам Европейского суда по правам человека повлек за собой актуальность приведения отечественного законодательства и правоприменительной практики в соответствие со стандартами Европейской конвенции по правам человека и основным свободам. О том, как на деле решаются эти и другие вопросы реформы судебной системы, мы попросили рассказать председателя Верховного суда Азербайджанской Республики Рамиза Рзаева.

    - Мы часто слышим призывы о необходимости приведения отечественной судебной системы в соответствие с европейскими стандартами. Что, по-вашему, означают "европейские стандарты" в правосудии?
     
    - После приобретения нашей страной независимости под руководством общенационального лидера Гейдара Алиева была подготовлена и принята 12 ноября 1995 года Конституция Азербайджанской Республики, которая заложила правовую основу для будущей модели развития и функционирования демократического общества. Важнейшим компонентом этого развития являлось реформирование судебно-правовой системы в целях создания доступного, справедливого и эффективного правосудия.

    Концепция реформы судебной системы определила основные цели и задачи: обеспечение независимого функционирования судебной власти в рамках правового государства, обеспечение прав граждан на справедливое судебное разбирательство, возможность получения квалифицированной правовой помощи, реализация права на обжалование судебных решений и др.

    В тесном сотрудничестве с экспертами Совета Европы было изменено принятое в советское время законодательство, приняты новые законы, в том числе законы "О Конституционном суде", "О судах и судьях", "О судебных надзирателях и судебных исполнителях", "О судебно-правовом совете", Гражданский, Уголовный, Гражданско-процессуальный, Уголовно-процессуальный кодексы и др.

    В результате проведенных реформ была подготовлена законодательная база для реализации положений абсолютно новой трехступенчатой судебной системы, которая состоит из судов первой, апелляционной и кассационной инстанций. Превосходство трехступенчатой судебной системы над ранее действующей системой заключается в том, что допущенные при рассмотрении дела в суде первой инстанции фактические и юридические ошибки исправляются при пересмотре дела в апелляционной или кассационной инстанциях.

    Согласно административному делению страны были организованы суды первой инстанции. Впервые были созданы два новых суда первой инстанции - Суд по тяжким преступлениям и Суд по тяжким военным преступлениям. Высший Арбитражный Суд был включен в систему общих судов, в регионах страны были созданы суды первой инстанции по экономическим спорам.

    Впервые был создан Апелляционный суд Азербайджанской Республики, а в последующем он был преобразован в 5 апелляционных судов в регионах. Верховный суд Нахчыванской Автономной Республики выполняет функции апелляционного суда в пределах своей юрисдикции. Верховный суд реформирован в орган кассационной инстанции, рассматривающий только законность применения правовых норм судами апелляционной инстанции. Верховный суд состоит из четырех коллегий: уголовной, гражданской, по делам о  военных преступлениях и по экономическим спорам. Коллегии Верховного суда, помимо рассмотрения кассационных жалоб по отдельным делам, также рассматривают заявления о признании и исполнении решений судов иностранных государств.

    После всех этих законодательных новшеств были произведены назначения судей. Судебно-правовым советом в условиях полной прозрачности и объективности были проведены выборы новых судей, экзамены проводились в соответствии с международными стандартами на основе тестов.

    В 2006 году президент Азербайджанской Республики господин Ильхам Алиев издал несколько указов, направленных на усовершенствование и модернизацию судебной системы, укрепление ее полной независимости. Наша система правосудия отвечает всем требованиям континентального судопроизводства.

    - Ключевым моментом правосудия, как мне кажется, является независимость суда и судей. Можно ли сказать, что азербайджанские судьи так же независимы, как их европейские коллеги? Что сделано и что делается для достижения судами реальной независимости?
     
    - Роль судебных органов в системе разделения властей велика, и ей отведено место арбитра между законодательной и исполнительной ветвями власти.Судебная власть является базовой характеристикой любого общества. Это необходимый элемент общественной оганизации, без которого невозможны жизнедеятельность и функционирование государства и общества. Она призвана резюмировать взаимоотношения между людьми, общественными и государственно-правовыми институтами.

    Суду отводится первостепенное значение в обеспечении законности, справедливости и свободы при условии, что судебная власть не будет зависеть от других властей. Поэтому самостоятельность и независимость судебной власти нужны не для того, чтобы стать неконтролируемой и неуправляемой, не для самоутверждения судебного корпуса, его элитарности, а для обеспечения реальной возможности пресечь произвол других властей, защитить права и свободы как отдельных граждан, так и обьединений и общества в целом.

    Для реализации этого принципа, имеющего основополагающее значение в судебной системе, 10 июня 1997 года был принят закон "О судах и судьях". В нем установлены основные принципы независимости судебной системы, которые достигаются посредством обеспечения неприкосновенности, несменяемости, личной безопасности судей, невмешательства в их деятельность, деполитизации судей, назначения их на конкурсной основе, предоставления им материальных и социальных гарантий. Независимость судей предполагает подчинение их только закону. Новое законодательство не допускает какое-либо ограничение судопроизводства, вмешательство в судебную деятельность, прямое или косвенное воздействие на принятие судьями своих решений. И здесь очень важно также правовое воспитание самого общества, избавление его от желания оказать давление на судью.

    Если у тех или иных лиц, обязанных подчиняться решению суда, будет возможность повлиять тем или другим образом на беспристрастность судьи, тогда любое устройство правосудия, даже самое идеальное, станет бесполезным. Мы все должны участвовать в реализации этого важнейшего для демократического государства принципа. Правовое сознание членов общества должно быть таким, чтобы ни у кого не возникала даже мысль подобного рода, чтобы не только судьи понимали и претворяли в действие принцип равенства всех перед законом, но и само общество осознавало, что этот принцип существует не на бумаге, он действует и действовать будет всегда.

    Не может быть независимого суда без правового государства и правового государства - без независимого суда. Государство предпринимает все меры для обеспечения независимости судей. Это и правовая защита, и постоянный рост заработной платы судей (что очень важно), и создание необходимой инфраструктуры в судебной системе (новые здания судов, техническая оснащенность кабинетов и залов). Поверьте, мы - судьи - чувствуем эту заботу и поддержку. И отвечать должны качественным правосудием, составляющими которого являются профессионализм и убежденность судьи в том, что он независим в принятии решения, поскольку защищен государством.

    Независимость судьи - это состояние его ума и духа, внутренняя свобода. Для того чтобы люди доверяли судебной системе, они должны относиться к судьям с уважением. Уважение к судебной системе не может появиться в течение года или даже 10 лет, это постепенный процесс. Странам "старой демократии" - Западной Европе и США потребовалось более 200 лет для создания того уровня правосудия, который мы наблюдаем в настоящее время. Нашему независимому государству всего 18 лет. И это очень существенно, если мы начинаем сравнивать себя с ними. Развитие общественного правосознания - не скорый процесс. Нами уже очень много сделано. Но главное заключается в том, что мы стремимся к дальнейшему совершенствованию правовых институтов, перенимаем все прогрессивное, и наш путь в этом направлении продолжается.

    - Одним из путей внедрения европейских стандартов правосудия является широкое использование в отечественной судебной практике решений Европейского суда по правам человека, причем касающихся не только Азербайджана. Какова ситуация в этой сфере, насколько наши судьи знакомы с практикой ЕСПЧ и при вынесении решений ссылаются на прецеденты европейского суда?
     
    - Европейская Конвенция "О защите прав человека и основных свобод" - основной международный документ, так сказать, Конституция, на основе которого работают Совет Европы и Европейский суд по правам человека.

    Присоединение Азербайджанской Республики к Европейской Конвенции повлекло за собой признание не только юрисдикции Европейского суда, но и обязательную силу его постановлений и прецедентного права как источника законодательства в нашей правовой системе.

    Большую роль в применении прецедентного права в судебной практике имеет указ президента Азербайджанской Республики "Об усовершенствовании судебной системы" от 19 января 2006 года, в котором Верховному суду, как и всем судам, рекомендовано организовать изучение и применение прецедентного права Европейского суда по правам человека.
     
    Значительным шагом в области обеспечения правильного и единообразного применения судами республики правовых норм Конвенции и разъяснения правовой природы постановлений Европейского суда стало постановление Пленума Верховного Суда Азербайджанской Республики от 30 марта 2006 года "О применении судами норм Европейской Конвенции "О защите прав человека и основных свобод" и прецедентного права Европейского суда по правам человека.

    Нами рекомендовано всем судьям применять нормы Европейской Конвенции "О защите прав человека и основных свобод" с учетом практики Страсбургского суда. Верховный суд Азербайджана, издавая свои решения, также применяет нормы Конвенции с учетом постановлений Европейского суда, способствуя тем самым предотвращению нарушений Конвенции.

    В этом можно убедиться, если ознакомиться с постановлениями Верховного суда по конкретным делам. Руководствуются решениями Европейского суда и нижестоящие суды.
     
     
    Суть состоит в том, чтобы ссылка на конкретное решение Европейского суда была действительно актуальной по рассматриваемому делу, а не носила механический характер. Вдумчивое применение решений Европейского суда при рассмотрении конкретного дела, использование его выводов для принятия окончательного решения свидетельствуют о профессиональном уровне судьи, а значит, будет способствовать качественному правосудию. Поэтому вопросы, касающиеся распространения судебной практики Европейского суда в наших судах, ознакомления судей с принятыми им решениями находятся под постоянным вниманием Верховного суда.

    Так, в Верховном суде еженедельно проводятся семинары, в которых принимают участие не только судьи Верховного суда, но и приглашаются судьи нижестоящих судов. На этих семинарах изучаются и комментируются отдельные решения Европейского суда. Все это призвано способствовать дальнейшему совершенствованию правоприменительной практики судами республики.

    - Следующий вопрос касается непосредственно полномочий Верховного суда. Во многих европейских странах суды высшей инстанции наделены полномочиями принимать решение по существу. Наш ВС либо оставляет решение нижестоящих инстанций без изменения, а в случае нарушения процессуальных норм ограничивается направлением дела на повторное рассмотрение, то есть решения по существу не принимает. Известен случай, когда ВС три раза возвращал дело в Апелляционный суд, и во всех случаях постановление оставалось без изменения. Ожидается ли в ближайшее время пересмотр полномочий ВС?
     
    - Это не совсем так, как вы излагаете. До 2007 года в соответствии с требованиями ст. 417 Гражданско- процессуального кодекса Азербайджанской Республики Верховный суд как кассационная инстанция, рассматривая дело, был вправе оставить решение или определение суда апелляционной инстанции без изменения или, отменив их, направить на новое рассмотрение. 17 апреля 2007 года было внесено изменение в статью 417.1.4 Гражданско- процессуального кодекса, в соответствии с которым Верховный суд вправе принять новое решение, что фактически и является пересмотром полномочий Верховного суда в сторону их расширения. Кстати, это тоже относится к "европейским стандартам" правосудия, о которых мы говорили с вами ранее.

    Данная законодательная норма позволяет Верховному суду, отменив решение Апелляционного суда, вынести новое решение на основании тех обстоятельств и доказательств, которые были установлены в ходе апелляционного рассмотрения дела. Установленное законодателем условие вынесения нового решения имеет принципиально важное значение.

    Верховный суд не рассматривает дело по существу: он не может допрашивать свидетелей, исследовать доказательства, назначать экспертизу, а также все то, что должны делать суды двух нижестоящих инстанций для установления обстоятельств возникшего спора. Задача Верховного суда как суда кассационной инстанции - проверка правильного применения судом апелляционной инстанции норм материального и процессуального права при вынесении решения по делу.

    Поэтому очень важно, на что законодатель и обращает внимание, прийти к необходимости вынесения нового решения только тогда, когда по делу установлены все существенные обстоятельства и исследованы все необходимые доказательства, а суд апелляционной инстанции вместе с тем пришел к неверному выводу о взаимоотношениях сторон.
    И вот для того, чтобы не создавать в этих случаях "громоздкое судопроизводство", а я бы даже сказал устранить сложившуюся к этому времени ситуацию по таким делам, вынужденным проходить судебные инстанции, на которых ничего нового не происходило, и была введена законодателем названная норма, позволяющая Верховному суду принять новое решение по делу. И в первую очередь это было направлено на эффективность правосудия, искоренение волокиты, что тем самым также еще более способствует реализации права гражданина на судебную защиту и справедливое судебное разбирательство в соответствии с принципами, установленными в статье 6 Европейской Конвенции "О защите прав человека и основных свобод".

    - Продолжая тему ВС, хотел бы затронуть и вопрос отказа от такой судебной инстанции, как Пленум ВС. Вот уже несколько лет идут разговоры об упразднении стадии дополнительной кассации. Сдвинулось ли дело с мертвой точки, или вы за сохранение за Пленумом ВС функции судебной инстанции?

    - Представляется необходимым сохранение Пленума Верховного суда, так как он обладает не только функциями дополнительной кассационной стадии. Полномочия Пленума Верховного суда предусмотрены статьей 79 закона "О судах и судьях".

    Изменения полномочий Пленума Верховного суда были внесены 26 мая 2009 года. Из статьи 424 Гражданско-процессуального кодекса, регламентирующей основания для рассмотрения дела Пленумом Верховного суда, был исключен пункт 2.3., где было указано, что если мотивы, на которые ссылался суд кассационной инстанции в своем решении, безосновательны - это является основанием к вынесению на рассмотрение дела Пленумом Верховного суда. Таким образом, по указанному основанию дела больше на Пленум не выносятся. Что сократит и без того не столь значительное число дел, рассматриваемых Пленумом Верховного суда.

    Как я уже сказал, кассационная инстанция Верховного суда проверяет правильность применения норм материального и процессуального права. Полномочия же Пленума очень ограничены, поскольку он рассматривает дела исключительно по правовым вопросам, а именно: во-первых, кассационное постановление может быть отменено только в случаях, если к моменту его вынесения Конституционным судом была признана неконституционной норма, примененная кассационной инстанцией; во-вторых, если суд кассационной инстанции разрешил вопрос о правах и обязанностях лиц, не привлечснных к участию в деле, что повлекло к нарушению их прав. Хочу в этой связи отметить, что это основание к отмене законодателем признается безусловным независимо от правильности рассмотрения дела и присутствует в перечне оснований к отмене решения как кассационной инстанции, так и в апелляционной.

    И, наконец, Пленум вправе отменить постановление суда кассационной инстанции, если его резолютивная часть не соответствует описательной или мотивировочной частям. Других оснований для рассмотрения дела Пленумом Верховного суда в порядке дополнительной кассации не имеется. Как видите, полномочия Пленума Верховного суда по конкретным делам крайне ограничены.

    Другим, не менее важным полномочием является осуществление производства по вновь открывшимся обстоятельствам в связи с нарушениями прав и свобод.

    Этот институт направлен на устранение нарушений, обнаруженных в судебных актах, посредством соответствующих судебных процедур, или на восстановление нарушенных прав и свобод в соответствии с постановлением Конституционного суда или Европейского суда по правам человека.

    Пленум Верховного суда нельзя расценивать как еще одну стадию обжалования судебного акта нижестоящего суда в целях получения возможности для повторного слушания и получения нового постановления. Полномочия вышестоящего суда по пересмотру дела осуществляются в целях исправления судебных ошибок, неправильного отправления правосудия, а не пересмотра по существу.

    Я думаю, после всего сказанного вопрос о месте Пленума Верховного суда в судебной системе страны не возникнет, его значимость и целесообразность нашли свое подтверждение в реалиях сегодняшнего дня. И потом, рассмотрение дел на Пленуме Верховного суда не носит массовый характер.
    Приведу несколько цифр. По республике за прошедший год было рассмотрено около 80.000 дел, из которых кассационной инстанцией Верховного суда - более 4.000, а предметом рассмотрения Пленума - всего 16 дел. Это является наглядной иллюстрацией к тому, что Пленум не является дополнительной инстанцией для обжалования судебного акта по существу, а является ступенью в судопроизводстве страны для решения правовых вопросов по особым делам.

    - Судьи всегда жалуются на загруженность. Хотя увеличение численности судейского корпуса существенно сказалось на объеме выполняемой работы, тем не менее, до идеала далеко. Кстати, какое количество дел должен рассматривать судья в месяц? Почему в Азербайджане к рассмотрению дел в судах не привлекаются присяжные, как во многих европейских странах?
     
    - На сегодняшний день отправлением правосудия в Азербайджане занимаются 485 судей, которые, как я уже сказал, рассмотрели около 80 тысяч дел.

    Какое количество дел должен рассматривать судья? Непростой вопрос. На него нельзя ответить одним словом - столько-то. За каждым делом - судьбы людей, решения, которые могут существенно изменить их жизнь, отразиться на имущественном положении и т.п., что в конечном итоге влияет на состояние общества в целом.

    Судья должен рассматривать дело такое количество времени, которое ему нужно для установления объективной истины по делу, как это установлено в статье 14.1 Гражданско-процессуального кодекса. Возможно, на это понадобится несколько дней, а возможно - несколько месяцев. В этом вопросе отсутствуют какие-либо стандарты. Это зависит от сложности того или иного дела, от профессионализма судьи и от желания гражданина, обратившегося в суд, способствовать отправлению правосудия, как это не покажется странным. Для этого гражданин обязан своевременно представлять необходимые доказательства - суд освобождсн от этой обязанности; своевременно являться по вызову, а не создавать условия для отложения разбирательств и т.д. Однако никакая загруженность суда не может служить причиной для неправильного рассмотрения дела, для проявления поспешности в принятии того или иного решения.

    Количество судей и судов, необходимых для оперативного отправления правосудия, находится в поле постоянного внимания президента страны, уважаемого господина Ильхама Алиева.
     
    Судебная реформа начиналась с 327 судей, а сегодня, как я сказал, их 485. Недавно в обстановке полной прозрачности прошли два тура экзаменов 111 кандидатов в судьи. Вместо одного Апелляционного суда созданы 5 региональных апелляционных судов, что позволило перераспределить нагрузку на стадии апелляционного производства. Созданы новые суды, в регионах увеличился штат судей Верховного суда, что не замедлило сказаться на качестве подготовки судьи к рассмотрению дела.

    Что же касается суда присяжных, то я считаю, что для этого нет еще соответствующих условий. Общество к этому не готово.

    Суд присяжных - институт судебной системы, состоящий из присяжных заседателей, отобранных по случайной методике только для данного дела и решающих вопросы факта, и одного профессионального судьи, решающего вопросы права. Суд присяжных в основном рассматривает тяжкие уголовные дела в первой инстанции. В уголовном процессе присяжные обычно выносят вердикт о виновности или невиновности подсудимого, в гражданском процессе решают только вопрос факта.

    Присяжные в большинстве своем законов не знают и свой вердикт не мотивируют, не несут за него никакой ответственности. В основу решения суда присяжных заложена не законность, а коллегиальное представление о справедливости. Между тем оно у разных лиц неодинаково и очень часто выходит за пределы не только законного, но и здравого смысла. Суды присяжных, как правило, представляют домохозяйки и пенсионеры. Трудоспособное население всячески избегает этой "почетной обязанности". И вот на этот неподготовленный коллектив возлагается обязанность решать судьбы людей.

    В суде присяжных профессиональный судья не несет ответственности за законность и обоснованность приговора, освобожден от обязанности доказывания и активного поиска истины, а выполняет лишь технические функции. В отличие от профессионального суда, где решение принимают профессиональные судьи, облеченные определенными правами, суд присяжных заседателей - суд непрофессионалов. Поэтому его иногда и называют "судом улицы".

    Сегодня суд присяжных наиболее распространен в Соединенных Штатах. В европейских странах суд присяжных используется только в ограниченном числе случаев.

    Революции в Европе принесли вместе с собой во многие страны романо-германской системы права и суд присяжных, который, будучи основанным на принципах гласности, устности и состязательности, сыграл незаменимую роль в формировании чувства справедливости (sense of justice) и общественного правосознания в условиях ломки феодальной системы правосудия.
    Но в настоящее время в странах общего права (common law) и особенно в странах континентальной системы права наблюдается тенденция к свертыванию деятельности суда присяжных или существенной трансформации его основных элементов.

    Большинство стран континентальной Европы либо вообще не имеют такого института, как суд присяжных, либо профессиональные судьи вместе с присяжными совместно решают вопросы виновности и назначения наказания. Имеется и ряд серьезных аргументов против введения суда присяжных. На мой взгляд, введение этого нового института правосудия и связанная с этим реорганизация судебной системы не решает проблему искоренения судебных ошибок.

    В целом же критические замечания в отношении суда присяжных подразделяются на два вида. Они либо направлены против относительной неэффективности и высокой стоимости процессов с участием присяжных, либо ставят под сомнение способность присяжных - группы непрофессиональных судей - принимать должные решения по делам.

    Как быть с принципами обоснованности и мотивированности приговора, если основная его часть - вердикт, - присяжными не должен мотивироваться? В современном уголовном судопроизводстве по многим уголовным делам (особенно по экономическим преступлениям) предмет доказывания настолько сложен, что требует не только специальных познаний в области права, но и немалого опыта правоприменительной деятельности.

    И исключительное разделение единого процесса познания и установления истины в суде присяжных на фактическую и юридическую стороны не будет способствовать установлению объективной истины. На мой взгляд, недопустима полная передача решения основного вопроса уголовного дела людям, не обладающим ни профессиональным опытом, ни чувством служебного долга. Уже все признали ошибочность и вредность тезиса, что государством может управлять "кухарка", и тем не менее, многие хотят заставить ее вершить правосудие по наиболее сложным уголовным делам. Ведь никто не спрашивает совета у немедиков, как лечить тяжело больного человека, а некоторые хотят допустить решение судьбы человека (как правило, социально тяжело больного) исключительно судьями-непрофессионалами.

    В своем отношении к суду присяжных я не одинок. Суд присяжных с его достоинствами и недостатками все годы своего существования был и остается объектом спора, в который широко вовлекались юристы, философы и политики многих поколений. И в настоящее время у этого института больше противников, чем сторонников в среде ученых-теоретиков и практиков юриспруденции. А причины этого явления указаны мною выше. Будущее суда присяжных неопределенно.

    - В заключение хотелось бы задать вопрос относительно взаимодействия судов и прессы. Не секрет, что роль СМИ в формировании в обществе образа справедливого судьи велика. Наши судьи в большинстве своем свои отношения с прессой строят на запретах - в зал нельзя, снимать, записывать нельзя. В азербайджанской прессе практически отсутствует такой жанр, как судебный очерк. Без обстоятельного изучения дела, хода процесса невозможно работать в этом жанре. У нас попробуй обратись в суд с просьбой ознакомиться с материалами дела - сразу скажут "нет". Что вы скажете в этой связи?
     
    - Конечно, мы должны тесно взаимодействовать, если учесть, что у нас с вами единое обязательство следовать истине, объективности, нейтральности, беспристрастности во всем. Суд независим, но он должен быть подотчетен обществу и оставаться прозрачным, кроме тех случаев, когда сохранение некоторой конфиденциальности предусмотрено законом.

    Кто как не СМИ доводят до широкой общественности информацию о работе судов, о рассмотрении того или иного дела? Пресса должна выполнять свои функции по распространению информации о любых вопросах, представляющих общественный интерес. И это распространение должно носить ответственный характер, а не сводиться только к желанию покритиковать суд, отозваться о нем предвзято. Я глубоко убеждсн, что свобода слова - это одно из важнейших завоеваний правового государства в построении демократического общества.

    Суд всегда исходил из того, что свобода выражения мнения - одно из несущих опор демократического общества, основное условие его прогресса и самореализации каждого его члена. Но свобода слова - это не вседозволенность и не освобождение от ответственности. Свобода слова тесно связана с вопросами установления истины, донесения правдивой информации, обеспечения гибкости политической системы, самореализации личности, естественных прав человека и их защиты. Но вместе с тем считаю, что публикация статьи, которая способствовала бы формированию общественного мнения по поводу судебного разбирательства в то время, когда процесс не завершился, может привести к тому, что общественность потеряет необходимое доверие к правосудию.

    Активная кампания в печати по поводу дела, которое суд еще только должен рассмотреть, может отрицательно повлиять на решение суда. Все это требует очень внимательного рассмотрения и по сути сводится к принципу "не навреди". И в решении Европейского суда также указывается, что "пресса не должна преступать границы, установленные в интересах национальной безопасности или для обеспечения авторитета правосудия, тем не менее, на ней лежит обязанность сообщать сведения и идеи по вопросам, представляющим общественный интерес".

    Поэтому, несомненно, мы должны найти здоровый баланс между свободой слова и прессой с одной стороны и правами и свободами человека - с другой. Здесь есть над чем подумать, подискутировать, и мы открыты для обсуждения.

    А в целом хочу сказать, что мы - за конструктивную совместную работу, поскольку пресса окажет нам хорошую помощь и поддержку, от которых мы никогда не откажемся. Все судебные процессы у нас открыты, за некоторыми исключениями, предусмотренными законом, и все желающие могут участвовать в этих заседаниях. В целях наиболее активного взаимодействия с прессой в Верховном суде, помимо пресс-секретаря, на общественных началах функционирует институт "спикеров" - судей судебной коллегии по гражданским делам и судебной коллегии по уголовным делам. Это высококвалифицированные, опытные специалисты, готовые разъяснить и прокомментировать любой правовой документ, а также оказать правовую помощь в правильной трактовке того или иного события в сфере судебной практики.

    Для обеспечения прозрачности Верховный суд проводит дни открытых дверей для прессы и общественности. Здесь мы можем, отказавшись от формализма, активно взаимодействовать с вами.

    Начиная с 2006 года, в начале каждого года Верховный суд выпускает специальный журнал, информирующий о проделанной за год работе. Все решения Верховного суда публикуются на нашем интернет-сайте. Наиболее значительные решения Верховного суда, с точки зрения прецедента, публикуются в бюллетене Верховного суда. Все это и есть торжество демократии на практике, в реальной жизни, направленное на благо нашего народа.


    Активная работа судов с прессой является необходимым элементом самоконтроля и общественного контроля по отношению к судам. Прозрачность судопроизводства укрепляет доверие граждан к правосудию.


<<  Вернуться